Р  И  М  С  К  И  Е              И М П Е Р А Т О Р Ы

ТИТ
(79 - 81 годы )

 7pixels.gif (515 bytes)  
Уезжая в Италию, Веспасиан передал Титу главное командование в Палестине. Вскоре Тит взял и разрушил Иерусалим, проявив при этом большую жестокость. Во время своего пребывании в Палестине, Тит сблизился с красавицей Береникою, дочерью Ирода Агриппы I-го и сестрой Ирода Агриппы II-го.
По возвращении Тита в Рим пышным триумфом было отпраздновано усмирение Иудеи. О взятии Иерусалима потомству должна была напоминать заложенная тогда же, но оконченная лишь при Домициане арка Тита. Тит стал соправителем отца\Веспасиана\, вместе с ним отправлял цензуру и несколько раз консульство, пользовался трибунской властью, назывался императором, именем отца совершал правительственные действия всякого рода. В то же время он занял должность префекта гвардии.
Он не останавливался перед беспощадным уничтожением лиц, казавшихся ему подозрительными. Среди погибших из-за него находился консуляр Авл Цецина, которого Тит пригласил к себе на обед и велел убить. Образ действий Тита при Веспасиане сделал его имя ненавистным в Риме. Очень не нравилось римлянам и присутствие в Риме Береники: они боялись, как бы эта еврейка не стала Августой.
Когда Веспасиан умер (23 июня 79 г.), Тит занял его место, имея общественное мнение безусловно против себя. Он поставил целью примирить с собой подданных: стал сурово наказывать доносчиков, помиловал обвиняемых в оскорблении величества, старался снискать расположение народа роскошными постройками и играми.
При нём был открыт воздвигнутый Веспасианом Флавиев амфитеатр ( Колизей), построены водопроводы и термы, получившие его имя. По случаю освящения Колизея во время празднеств, продолжавшихся сто дней, было убито девять тысяч диких зверей и множество гладиаторов. Постройки и игры потребовали громадных издержек, быстро поглощавших средства, накопленные при скупом Веспасиане.
Значительные средства ушли также на помощь пострадавшим от общественных бедствий: большой пожар истребил много частных и общественных зданий в Риме, в Кампании большие убытки причинило знаменитое извержение Везувия (24 августа 79 г.); с 77 г. в государстве свирепствовала чума. Все это расшатало финансы. Умер Тит 13 сентября 81 г.Смерть застала Тита внезапно. Отпраздновав окончание строительства Колизея, он отправился в свое сабинское имение. На первой же стоянке он почувствовал горячку. Дальше его несли в носилках. Скончался он на той же вилле, что и его отец, на сорок втором году жизни, спустя два года после того, как наследовал отцу. Когда об этом стало известно, весь народ плакал о нем, как о родном...  Преемником его стал его младший брат Домициан.
Голос народа назвал Тита «любовью и утешением человеческого рода» (amor ас deliciae generis humani), хотя поведение его до смерти отца дает основание относиться недоверчиво к этой традиции. Возможно, что кратковременность его правления не дала возможности вполне проявиться его характеру, очевидно, не столь уже кроткому, если, как утверждает Светоний, некоторые предсказывали при Веспасиане, что Тит будет «вторым Нероном».
Тем не менее годы правления Тита характеризуются согласием между сенатом и императором. Сенаторская традиция считает его одним из лучших императоров, а Светоний пишет: «Вспомнив, что за весь день он не совершил ни одного благодеяния, Тит воскликнул: „Друзья, я потерял день!“».

ДОМИЦИАН Цезарь Август

Домициан — последний римский император из династии Флавиев, младший сын Веспасиана, брат Тита.
Домициан был продолжателем политики по усилению в противовес сенату императорской администрации, независимой от его системы магистратур, и чиновников, которых назначал сам Домициан. При этом число всаднических прокураторов выросло с 55 до 62. В начале правления был отправлен в ссылку опытнейший администратор Клавдий Этруск, после этого, как отмечают исследователи, началась экзальтация собственной власти, фактически ставшая прецедентом домината — последующие обращения к Домициану стали включать формулу «господин и бог» (dominus et deus).
Домициан унаследовал власть после смерти Тита в 81. Тенденции к абсолютизму, заметные уже при Веспасиане, в правление Домициана резко усилились. Поручив цензорам включить в списки сенаторов (эта процедура именовалась adlectio) выдающихся представителей сословия всадников и видных провинциалов, Домициан изменил состав сената, а затем, сделавшись пожизненным цензором (в 84 или 85), получил полный контроль над сенатом. Домициан советовался с сенатом лишь для проформы, а после 88 сенат голосовал так, как было угодно императору. За советом Домициан обращался к личным помощникам, входившим в совет принцепса. Подчеркивая свое пренебрежение к сенату, Домициан являлся сюда в одеянии триумфатора, с лавровым венком, со скипетром, в короне и в сопровождении 24 ликторов (прежние императоры довольствовались 12).

Ненависть, которую испытывали к Домициану аристократические и придворные круги, не должна заслонять от нас того факта, что, вообще говоря, он управлял государством осмотрительно и толково, назначая хороших наместников и карая плохих. Налогообложение было строгим, но справедливым, а деятельность прокураторов (финансовых агентов) и вольноотпущенников, часто занимавших должности чиновников и секретарей в административном аппарате, строго контролировалась. во внутренних делах наметилось оздоровление — он последовательно применял закон Сканциния о совращении малолетних, запретил кастрацию, понизил цену на евнухов. Однако его правление характеризовалось крайне аскетической суровостью и поистине ужасающим следованием букве закона. В 83 г. Домициан назначил трем жрицам богини Весты, виновным в аморальном поведении, предписанную традициями смертную казнь, а семь лет спустя главную жрицу того же ордена весталок, Корнелию, за тот же проступок заживо замуровали в подземной келье, тогда как ее любовников засекли розгами насмерть.

Внешняя политика Домициана была направлена на защиту и упрочение существовавших границ. Поскольку в последующей традиции существовало стойкое предубеждение против Домициана, значение его кампании 83 до н.э., проведенной против сильного германского племени хаттов, обыкновенно принижалось. На самом деле это была вполне успешная попытка, заняв хребет Тауну, укрепить границу от Майна до Некара. В правление Домицана крупные кампании были проведены на нижнем Дунае. В 86 наместник провинции Мезия погиб в сражении с дакийским царем Децебалом, причем врагу достался стяг с орлом, священный символ римского легиона. В следующем 87 году римляне одержали крупную победу при Тапах, а в 89 Домициан заключил с Децебалом мир на приемлемых для обеих сторон условиях и по возвращении в Рим отпраздновал триумф. В кампании против сарматов в 92, которую Домициан вел лично, он также добился успеха. В правление Домициана была проведена еще одна значительная военная кампания – поход Агриколы на север Британии, но в 84 этот полководец был отозван, возможно, из-за зависти императора.
При Домициане римские войска впервые в истории достигли Каспийского моря в районе Баку, памятником их пребывания  там является найденная латинская надпись, высеченная на скале: "В правление императора Домициана Цезаря Августа Германского Луций Юлий Максим, центурион Двенадцатого Молниеносного легиона"
Домициан проводил много времени рядом с солдатами, и они платили ему любовью. А вот для управления центурионами ему пришлось учредить новую армейскую кадровую службу, которая собирала все записи и доклады о военачальниках и представляла императору обширные сведения для принятия решений о персональных назначениях, поощрениях и перемещениях. Это лишь один пример из множества решительных мер, тщательно продуманных его ясным разумом. Как отмечал Светоний, донесший до нас описание уродливой внешности Домициана, “столичных магистратов и провинциальных наместников он держал в узде так крепко, что никогда они не были честнее и справедливее”. Как заметил один из величайших историков Древнего Рима, Теодор Моммзен, он был одним из лучших управленцев, возглавлявших Империю.
Домициан прославился не только проведением (по традициям римских императоров) исключительно пышных публичных представлений, оплаченных за счет тяжелых поборов, но и строительством сооружений грандиозных масштабов. Он полностью восстановил храм Юпитера — стража на Капитолийском холме. Он также достроил Колизей,чьё строительство начал ещё его отец, вмещавший тридцать тысяч зрителей, толпами стекавшихся сюда, чтобы посмотреть Капитолийские Игры. Эти Игры были выдержаны не в римских, а в греческих традициях и включали в себя состязания в литературе, музыке, атлетике и скачках. Домициан возвел здание своей новой, поражающей воображение резиденции на Палатинском холме, призванной служить еще одним подтверждением величия императора. Кроме того, за чертой города он построил чудесную виллу, вознесшуюся над водами озера Альбано, в парке которой расположились театр и амфитеатр, куда приглашалась широкая публика. Еще одним памятным сооружением, воздвигнутым в его царствование, является Арка Тита в начале римской улицы Виа Сакра (Священная дорога)

Правление Домициана распадается на два периода. До 88 оно было строгим, но умеренным. В начале 89 произошло выступление против императора, которое возглавил Луций Антоний Сатурнин, наместник Верхней Германии. По слухам, поводом стал гомосексуализм Сатурнина, в то время как Домициан проявлял пуританское неодобрение к подобным пристрастиям. Сатурнин заключил союз с недовольными сенаторами, которые не любили и боялись императора. Подавив попытку переворота, Домициан начал проводить весьма жесткую политику, и в последние три года его правления, с 93 до 96, в Риме царил настоящий террор. Вернулись прежние ужасы доносов о покушении на величие императора, возродились процессы о государственных преступлениях. Имущество казненных поступало в казну, так что, возможно, отчасти Домициана подтолкнули в этом направлении финансовые затруднения. Домициан повысил жалованье легионеров с 300 до 400 денариев в год, провел дорогостоящие военные кампании и затеял строительство значительных сооружений, в том числе Капитолийского храма Юпитера, храма Юпитера Охранителя на Квиринале и собственной великолепной Альбанской виллы вблизи Рима. К этим расходам добавились денежные раздачи населению, достигавшие 225 денариев на человека.
Не менее важным мотивом были месть и недоверие. Домициан не имел детей, что еще более усиливало его подозрительность. За каждой неудавшейся попыткой заговора следовали новые казни, в свою очередь порождавшие недовольство и новые заговоры. Заговоры раскрывались один за другим, и некоторые из них, несомненно, не были вымышленными. Как заметил сам Домициан, ирония судьбы императора заключается в том, что никто не верит в истории о покушениях на его жизнь, пока одно из них не увенчается успехом. В конце концов жена императора, Домиция, ощущая опасность уже для себя лично, составила заговор с двумя префектами преторианской гвардии, который привел к гибели Домициана.
По свидетельству Светония, Домициана убил Стефан, управляющий его жены. Притворившись, будто у него болит левая рука, он несколько дней ходил, обматывая её в шерстяной платок, а к назначенному сроку спрятал в ней кинжал. Обещав раскрыть заговор, он был допущен к императору; пока тот в недоумении читал его записку, он нанёс ему удар в пах. Другие участники заговора, ворвавшись в спальню, добили  Домициана семью ударами. Народ остался равнодушен к его смерти, сенат встретил её с ликованием, а солдаты с негодованием.
Светоний описывает Домициана как толстого краснощекого мужчину со слабым зрением, тонкими журавлиными ногами и искривленными пальцами на них; лысина доставляла ему много горя. Домициан был хладнокровен и жесток: говорили, он любил развлекаться, ловя мух и протыкая их острием грифеля. Ему доставляли удовольствие гладиаторские бои женщин с карликами и, как отмечал Дион Кассий, он любил приглашать сенаторов на обеды, на которых убранство было выдержано в траурных черных тонах и велись соответствующие беседы, от чего гостей парализовал страх.
Плиний Младший упоминал, что Домициан зачастую наедался перед званым обедом, затем, насытившись, садился за стол с гостями, которым нарочито небрежно, со стуком швыряли блюда. Как писал Плиний, император страдал нервными расстройствами и не выдерживал даже лодочной прогулки на озере Альбано возле своего загородного дворца, поскольку шум весел невыносимо раздражал его; поэтому он плавал на судне, привязанном веревкой к лодке с гребцами. Плиний Младший : "Домициан, изолированный от всех звуков и предохранённый от всех толчков, находясь в полной неподвижности, плавал на корабле, который был крепко привязан к другому судну, точно это везли какую-то искупительную жертву.Позорное это было зрелище, когда повелитель римского народа следовал за другим судном, подчинялся другому кормчему, точно корабль его был захвачен в плен неприятелем"
из эпиграмм Марциала :
"Флавиев род,как тебя обесчестил твой третий наследник!
Из-за него не бывать бы и первым двоим."
 7pixels.gif (515 bytes)

 

Hosted by uCoz